— UL-PEOPLE.ru

Альберт Фомин: «Тренером мечтал стать с пятого класса»

Альберт Фомин – уникальный спортивный специалист. И не потому, что занимается чем-то необычным – за два десятка лет слова «пауэрлифтинг» или «силовое троеборье» уже перестали быть экзотикой. Просто человек, который тренировал жену, дочь и мать – большая редкость. К тому же его имя давно на слуху у многих ульяновцев – благодаря победам его подопечных на соревнованиях самого высокого уровня.

МЕЖДУ КЛАССИКОЙ И МОДЕРНОМ

- Альберт Николаевич, а почему именно пауэрлифтинг, а не тяжелая атлетика? Все-таки при всей их похожести первый – неолимпийский, а второй – олимпийский вид спорта?

-  Пауэрлифтинг появился в России в начале 90-х. А был он создан американцами, если хотите, «в отместку» тяжелой атлетике. В 1960-е была очень упорная борьба между СССР и США во всех сферах, включая спорт. В тяжелой атлетике наша страна не оставляла никаких шансов американцам, и в итоге там появился спорт, который показывал силу мышц якобы без сложных технических упражнений.

Я видел, что при выполнении этих упражнений фигура человека меняется быстрее, он не затрачивает столько энергии, как в тяжелой атлетике. То есть крепкие мышцы, мощная фигура, ради которых многие и приходят в спортивный зал, здесь появлялись намного быстрее. Вот этим, собственно, и привлек пауэрлифтинг.

- Вы тогда были еще студентом?

- Я учился в Волгограде, на специальности «тяжелая атлетика», мне это нравилось. Но тогда там и были первые соревнования по силовому троеборью. Поначалу занимался и тяжелой атлетикой, и пауэрлифтингом. Но соревнования порой проходили в одно и то же время, пришлось выбирать. И я выбрал пауэрлифтинг.

Нельзя так категорично сказать, что я перестал любить тяжелую атлетику и занялся пауэрлифтингом. Я в принципе начинал как раз с тяжелой атлетики, занимался ей 15 лет, стал мастером спорта.

- В пауэрлифтинге как спортсмену успехов добиться удалось?

- В том же Волгограде выиграл одни из первых своих соревнований, потом, вернувшись в Ульяновск, стал развивать этот вид спорта здесь. Параллельно вел занятия в спорткомплексе «Торпедо» и в спортзале Ульяновского автозавода. И сейчас – по прошествии времени – могу сказать, что нисколько об этом не жалею.

- А как удалось набрать первую группу? Люди охотно шли в этот незнакомый для многих вид спорта?

- Тогда – в начале 90-х – ажиотаж вокруг пауэрлифтинга был колоссальный. Ведь в советское время он был запрещен, его называли «капиталистическим». А запретный плод, как известно, сладок. Так что желающих было довольно много.

«БУДУ ХОРОШИМ ТРЕНЕРОМ!»

- В одном из своих интервью Вы говорили, что мечтали стать тренером чуть ли не с детства. Это действительно так?

- Да, это так. А поспособствовал этому мой первый тренер – Владимир Юрьевич Балашов, который, к сожалению, недавно ушел из жизни. Когда я пришел заниматься к нему тяжелой атлетикой, глядя на него, увидел всю прелесть этой работы. Как он думает, помогает, заботится о своих учениках. Было интересно наблюдать, как ребята постепенно из начинающих спортсменов становятся чемпионами. И мне это так понравилось, что классе в пятом-шестом для себя решил: буду хорошим спортсменом и хорошим тренером.

Уже в девятом классе тренер стал мне доверять новичков. Мне это так нравилось! Я составлял планы занятий, давал задания. Час-полтора до своей тренировки или после нее я посвящал новичкам.

- Но все же это была еще не профессиональная тренерская работа. Ей, как я понимаю, Вы стали заниматься уже после окончания вуза?

- Меня отговаривали поступать на спортивный факультет. Учился в школе я неплохо, а тогда существовал стереотип, что на спортфак идут те, у кого со спортом все хорошо, а с учебой – наоборот. Поэтому мне говорили: «ты учишься без троек, иди в политех, на юридический, еще куда-то…». Даже мать вызывали в школу, говорили: «Что это такое? У нас туда только двоечники идут учиться!». Но я уже все решил для себя. Причем, чтобы не зависеть от родителей, решил уехать в другой город. Подавал документы сразу в несколько вузов, в итоге так получилось, что оказался в Волгограде. Так что еще в школе решил, что будут учиться на тренера, и в итоге добился своего.

- Ваша профессиональная тренерская деятельность началась в непростые 90-е годы. Это была уже совсем не та романтика, которая была, когда Вы помогали своему наставнику с новичками…

- В начале 90-х у спорта еще была та сильная государственная поддержка, как в советское время. Может быть, по инерции… А перелом, крах спортивной системы произошел в 1993-1995 годах. Но тогда пауэрлифтинг был на подъеме, и вот это придавало сил.

«ЭТО МОЕ ДЕТИЩЕ…»

- Отсюда и успехи ульяновских силовых троеборцев как в России, так и за ее пределами?

- Да. Но для того, чтобы выехать за рубеж, чтобы заявить о себе, нужно было приложить немало сил. На поездки по России средства еще выделялись, а про заграничные соревнования нам говорили: «Забудьте!». А найти спонсоров было очень сложно. Ведь тогда это понятие только еще появилось в России.

- Тем не менее, Вы и Ваши воспитанники за границей бывали…

- Помогал автозавод, потому что секция была при УАЗе. Приходилось встречаться и с генеральным директором, убеждать, доказывать. Рассказывал, какие это престижные соревнования и какие у нас шансы. Пусть не всегда находились деньги в полном объеме, но и это было хорошо.

Тратил большое количество своих денег. Было тяжело, но это любимое дело, ради которого я был готов на все.

- Много своих средств приходилось тратить?

- В принципе, да. Первая поездка у меня была в 1993 году, в Швецию на чемпионат мира. Я поехал туда со своей супругой Еленой Фоминой – она выиграла чемпионат России -  и одним из наших первых в Ульяновске чемпионов Сергеем Журавлевым. На них двоих тогда завод деньги выделил, а на тренера – нет. Ну, а как спортсмены поедут на соревнования без тренера? И вот мне пришлось брать кредит у завода, и в течение года у меня вычитали половину зарплаты, которая и так была не очень большой. Да, было где-то обидно, но не было ощущения, что я делал что-то неправильно.

- Вы по-прежнему проводите занятия как в зале спорткомплекса «Торпедо», так и непосредственно на самом заводе?

- Да. И даже, несмотря на то, что в 2008-м из-за финансового кризиса сократили эти ставки, я по-прежнему хожу на завод, продолжаю проводить занятия на общественных началах. Многие говорят: «А зачем? Ты же за это денег не получаешь?». Я отвечаю: «Это мое детище, я тут девятнадцать лет проработал». Я  верю в здравый смысл. Мне кажется, что эта секция при заводе возродится в полном объеме.

ЖЕНЩИНЫ «ПЕРЕХИТРИЛИ» ШТАНГУ

- Альберт Николаевич, как это ни парадоксально, но в пауэрлифтинге больших успехов добиваются представительницы слабого пола. Как же так? Ведь, казалось бы, поднятие тяжестей – не женское дело…

- Первый раз увидел, как занимаются женщины, еще в студенческие годы в Волгограде, когда сам начинал заниматься этим видом спортом. Они такой вес огромный поднимали! Это очень удивило. Причем это не были этакие «гром-бабы». Да, есть тяжелые весовые категории, где спортсменки крупные сами по себе, но дело не в штанге. А большинство как раз с самой обычной фигурой. И вот первой супруге, Елене Фоминой – мы с ней познакомились как раз в Волгограде – предложил тогда попробовать.

Позже я для себя как для тренера вывел такую закономерность: женщины поднимают штангу более технично. Они «обманывают» штангу, если хотите. Они ищут кратчайший путь. Мужчины же зачастую больше внимания уделяют силе. Наверное, где-то дело и в психологии.

- Вы тренировали собственную жену. Насколько это сложно? Все-таки приходилось и дома общаться, и на тренировках.

- Поправлю – мне приходилось тренировать двух своих супруг. Потому что и первая моя жена, Елена Фомина, чемпионка мира, и вторая супруга, Елена Никулина, бронзовый призер чемпионата России, занимались под моим руководством. Конечно, тренировать жену сложно. Она требует и особого внимания, и может очень сильно поспорить, чего не позволит себе другая спортсменка. Переносилось это и за пределы тренировочного зала. Но находили компромисс. Ведь цель была одна – добиться успеха.

МАМА – ЛУЧШАЯ УЧЕНИЦА

- Но все-таки примеров, когда муж тренирует жену, в спорте немало. Но чтобы сын тренировал свою мать… Вы, наверное, уникальный тренер в этом плане. Как, собственно, Татьяна Николаевна пришла в Вашу секцию?

- Она вообще очень спортивный человек. В молодости и коньками, и велоспортом занималась. А потом так получилось, что ей пришлось, собственно, моим воспитанием заниматься, до 35 лет ей практически было не до спорта. И она очень поправилась – весила75 килограммовпри росте 160. Но на нее оказала влияние московская олимпиада – она на ней оказалась по работе.

После этого она начала делать зарядку, бегать по утрам. Сначала и сто метров с трудом ей давались, но постепенно дошло до того, что через семь лет она пробежала марафон!

- Ничего себе! Ее характеру можно только позавидовать!

- Так бы, может, и продолжалось, но от бега у нее стали болеть ноги. Она обратилась к врачу, и он сказал, что бег ей вреден. Но мама уже не могла отказаться от спорта. Тогда врач в одном санатории ей посоветовал заниматься пауэрлифтингом, который влияет на другие мышцы и ей не опасен. Она удивилась: «У меня сын как раз этим видом спорта занимается». Он говорит: «Тем более!» Мама стала говорить про возраст, а врач ответил: «Занимайтесь просто для себя, не обязательно ставить рекорды».

- То есть это даже не Вы ей посоветовали?

- Я ее приглашал когда-то, но она отвечала, что ей нравится бегать, что она «старая для штанги». А потом вернулась из санатория и начала заниматься. Ей тогда было 47. И заниматься стала как раз не просто для себя, а чтобы добиваться результата – такой у нее характер. Теперь она – многократная чемпионка мира среди ветеранов.

… – и частая гостья различных телешоу…

- Ну, ей-то точно звездная болезнь не грозит.

- Говорят, Вы еще и дочь тренировали?

- Да, она занималась с нами, когда была еще ребенком. Но в 12 лет твердо сказала: «Надоел мне ваш пауэрлифтинг!»

- Не пытались заставить, говоря о семейных традициях?

- Ни в коем случае! Нельзя заставлять человека делать то, чего он не хочет. Может быть, просто не стоило привлекать ее в раннем возрасте – наоборот, пусть бы ей «надоело» что-то другое, а потом бы пришла сюда.

РАДИ ПОБЕД СТОИТ РАБОТАТЬ

- Как думаете, а чего не хватает ульяновскому пауэрлифтингу?

- Как и многим другим видам спорта – финансов. У нас некоторые спортсмены уходили на пике формы только из-за этого. Часто спортсменов просто не понимали их близкие. Спортсмен становится чемпионом мира, Европы, а поддержки нет. Не каждый будет зарабатывать деньги просто для того, чтобы вложить их в свои поездки.

Если бы у нас был профессиональный спорт, как тот же бокс – человек вкладывает, допустим, 200-300 тысяч в год на форму, на питание и выигрывает потом миллион – это одно. А когда человек приезжает с чемпионата мира, а у него кроме кубка и медали ничего, его перестают понимать близкие, нет поддержки с их стороны. Говорят: «Ты же чемпион! Вон хоккеисты-футболисты сколько зарабатывают!». У нас же вид спорта чисто любительский, нет огромных призовых денег.

- Не обидно?

- Еще как обидно! Основная цель спорта – готовить здоровое молодое поколение. Это неправильно, когда поощряют только профессионалов. Вот стал человек чемпионом мира среди любителей. Разве это плохо? Человек после учебы, работы идет в спортзал, подает пример другим, потом прославляет свой город, свою страну. Почему бы его не поощрить?

- А чем же можно привлечь молодежь в Вашу секцию?

- А получить хорошую фигуру? А укрепить свое здоровье? А если добиться определенных успехов, то можно и на зарубежные соревнования попасть. Да, многие сейчас бывают за границей, съездить в Турцию или Египет – этим уже никого не удивишь. А для ребят из малообеспеченных семей такой возможности нет. Зато они могут поставить перед собой цель, добиться успеха в России и попасть за рубеж. В конце концов, благодаря спорту люди просто станут увереннее в себе и добьются успеха в жизни.

- А у Вас какие самые запоминающиеся поездки были?

- Конечно же, самая первая – в Швецию. Я первый раз был за границей, к тому же в такой благополучной стране с их хваленым «шведским социализмом». Конечно, это произвело огромное впечатление. А еще запомнилась поездка в Индонезию, на остров Бали. Он тогда еще не был излюбленным курортом. Представляете – вживую виды, как из рекламы «Баунти», почти стопроцентная влажность, пятидесятиградусная жара и… соревнования на открытом воздухе. Причем, чтобы туда отправиться, пришлось опять же вложить кучу своих денег. Это был 1994 год, сложное время.

- Поездка того стоила?

- Поездка того стоила, наша ульяновская спортсменка Оксана Белова стала второй на юниорском чемпионате мира. Ради таких поездок перебарываешь себя и понимаешь, что нужно и дальше работать.

Вот и сейчас – Татьяна Николаевна собирается на первенство мира среди ветеранов в Канаду. На соревнования ветеранов бюджетные средства не выделяются, ищем спонсоров. Возможно, будем вкладывать свои средства. Но у нас есть цель – выиграть эти соревнования и прославить свой родной город и нашу страну.

  • Татьяна

    Я, его мама, хочу сказать Альберт, удевительный человек, хороший психолог, чуствует каждого спортсмена, как себя терьпения у него столько, на удивление всем, другой бы тренер за хамство спортсмена, выгнал на всегда из спортза

  • http://Сайт Александр

    Администрации города стоит немного обратить свое драгоценное внимание на достижения и успехи такого замечательного и заслужен