— UL-PEOPLE.ru

«Не бывает нулевого риска»: зрителей берут под стражу и 1,5 часа держат в напряжении

Сначала людей ведут через подвалы с грудами кирпича и торчащими проводами, а затем передают в руки солдат, которые берут зрителей под стражу и заставляют отдать сумки и сотовые телефоны. Так начинается инновационный спектакль «Не бывает нулевого риска» французского режиссёра Жудит Деполь.

Спектакль «Не бывает нулевого риска» основан на литературном коллаже «In situ» – «На месте нахождения» – Патрика Буве. Почему коллаже? «In situ» – это языковой эксперимент, который Буве составлял… зачастую выдёргивая фразы из газетных статей и телевизионных передач.

«Не бывает
нулевого риска»
Женщина вроде бы прошла
Через заграждения
С огнестрельным
Оружием
В сумке
Были опробованы
Разнообразные сценарии
Захвата самолёта
Взятия ядовитых газов в метро
НО!

В основе «In situ» лежит история женщины, которая якобы прошла через несколько охраняемых заграждений с оружием, но поймать которую, несмотря на всю систему защиты, не удалось.12 актёров, 12 человек в форме армии никому неизвестной страны, говорят, кричат, шепчут и поют об этой женщине, разрывая фразы и мешая текст. Но была ли вообще эта женщина?..

Поезда
В залах
Моего «я»
Бомбы
В подвалах
Битва за дороги и воду
Началась
Моё «я»
На развороченных дорогах

«Нас постоянно окружает видеонаблюдение, на нас вываливают тонны информационного мусора, СМИ постоянно пугают и контролируют, – говорит режиссёр спектакля Жудит Деполь на хорошем русском языке – сказывается многолетняя практика и частые визиты в Россию. – Возможно ли в такой обстановке, чтобы человек мыслил по-своему? Есть ли эта возможность или её уже нет? Я хочу, чтобы зрители задали себе этот вопрос».

Спектакль «Не бывает нулевого риска» – синтетический, включает разные жанры искусства: здесь и мультимедийная видеоинсталляция, созданная группой «Провмыза» из Нижнего Новгорода, и музыка Лорен Дайо из Парижа. На протяжении всего спектакля актёры взаимодействуют со зрителями, заставляют их не только разворачиваться на своих местах, но и перемещаться по сценическому пространству. Живейшее участие в постановке принимают планшеты iPad, которые транслируют фразы из «In situ» и изображения. В какой-то момент они даже перекочёвывают в руки зрителей, чтобы те смогли полистать фото.

Мёртвые на снимках
В месяцы преследования
Для жертв
Лес снимков
(шаман входит в круг вместе с танцовщицей)
Дипломат
В круге зверств
Дипломат на снимках

«Армия, которую играют актёры, – это спасители мира, – говорит Жудит, – они несут послание людям, возбуждение: надо просыпаться! Эффект голосов, которые сменяются, перебивают друг друга – работа на напряжении… «Не бывает нулевого риска» – это другое отношение к зрителям: ты ходишь по театру, ты не сидишь в зале. Ты не можешь не смотреть спектакль, тебе придётся принять в нём участие».

По мнению Жудит, в мире не осталось прессы, которая была бы свободна от субъективных оценок: каждое СМИ может повернуть событие с той стороны, которая выгодна, создать панику, заставить поверить в ужас сегодняшнего дня. И СМИ России здесь ничем не отличаются от Европы, а может быть, ещё более склонны нагнетать обстановку и контролировать людей.

«Человек,
у которого
нет дома,
нет работы -
потенциальная находка
для преступных группировок»
резюмирует обозреватель.

«В Европе такие спектакли не в новинку, – рассказывает режиссёр «Не бывает нулевого риска». – В России же сильна система а-ля Станиславский. Но как ты можешь быть современным художником, если закрываешься от новых форм искусства? Никак. Поэтому сегодня в Европе много театральных школ, которые сосуществуют рядом».

 Текст – Анна Казакова
Фото – Юлия Липатова