— UL-PEOPLE.ru

Олег Ершов: «Издавал детский журнал, стоял на «панели» и рисовал клипы для Тимати»

Кто еще помнит детский рисованный журнал «Арбуз» для мальчиков и девочек? Ульяновец Олег ЕРШОВ рассказал, как родился «Арбуз», как живется ульяновским художникам в Испании, кто стоит на «панели» в Анапе и как рисуются клипы для российских поп-звезд.

«АРБУЗ»

- Олег, как появился «Арбуз»?

- История журнала началась достаточно банально. Я тогда, а это был 1994 год, работал на гонорарной основе в ульяновских газетах и по совместительству был директором рекламного агентства «Белый стиль». Дела в агентстве худо-бедно шли, но мне с товарищами, с которыми мы вместе еще в училище учились, хотелось делать еще что-то. Первое, что мы вместе «натворили», был огромный рисованный баннер на стене стадиона «Труд», которая напротив нынешнего «Амаранта», под названием «Симбирск», отражающий лицо нашего города в середине 90-х.

А потом мы решили, что было бы здорово выпускать детский журнал. И вот тогда я, Андрей Васин, Дима Никулушкин и Андрей Миняков стали рисовать журнал «Сережка», который потом переименовали в «Арбуз».

- Как приходили идеи для комиксов?

- У нас в штате были литераторы, которые составляли канву комикса, писали сюжет, а мы воплощали его в персонажах. Причем тогда, да и до сих пор, когда сначала читаешь сюжет и представляешь героя, то он совсем не обязательно получится именно таким, каким пришел в голову в первый момент. Или вообще бывает, что героя ну никак не видишь, тогда все откладывается в сторону и достается при появлении идеи или вдохновения.

- Как работалось тогда в журнале?

- Тогда я чувствовал себя настоящим художником. Мы с ребятами постоянно соревновались: кто круче нарисует, кто смешнее придумает. Кто кого будет рисовать, решалось на планерках. Причем не могу сказать, что у меня есть любимые «арбузные» персонажи, все они одинаково родные. Для меня времена «Арбуза» стали золотым временем творческого полета.

- Что же произошло с журналом?

- Кроме экономических проблем всей страны, а тогда, как вы помните, был дефолт, на мой взгляд, в штате всегда не хватало человека, который бы профессионально занимался продвижением журнала. А ведь «Арбуз» распространялся не только в Ульяновске, к 1998 году его читали дети в 30-ти городах! Таких журналов нет и по сей день.

ПОСТАРБУЗОВСКИЕ, ИЛИ ИСПАНСКИЕ ИСТОРИИ

- А чем Вы занимались помимо работы в детском журнале?

- Когда «Арбуз» уже постепенно уходил в прошлое, я отправился летом в отпуск в Анапу и увидел там целую набережную художников-портретистов. Мне показалось, что я запросто могу делать то же самое, поэтому на следующий год я уже поехал туда поработать. Ехал и наивно полагал: «Вот сейчас приеду и всех тут «победю»! Я ведь учился в училище, уж портреты-то отлично рисую». Оказалось, что не все так просто. Экстремальная ситуация, в которой приходится рисовать, а сюда входят и ограниченность во времени, и суетящийся вокруг народ, и громкая музыка, совершенно не способствует творческому настрою. Когда я рисовал первый портрет, у меня дрожали колени и карандаш в руках ходуном ходил. Плюс сюда можно добавить еще и незнание техники рисования и особенностей общения с клиентами.

- И как Вы там освоились?

- Во-первых, меня приняло наше, так называемое, «панельное братство». Мы ведь там сидели в рядочек и продавали свои умения, поэтому в шутку называли это «панелью». Мы до сих пор все поддерживаем отношения, хотя многие уже не работают там летом. Братья-художники меня многому научили в плане работы.

Я был больше художником-графиком, а на «панели» требуется умение рисовать китчевые портреты, массовый продукт. Во-вторых, я упорно учился определенным навыкам, к тому же не пропадал интерес к портрету и особой портретной технике. Ее особенность в том, что портрет рисуется сухой кистью, это когда определенные масляные краски без разбавителя растираются на бумаге, карандашная техника рисования.

- Как долго Вы «простояли на панели»?

- 11 лет. Причем в 1999 году я начал учить английский язык и уехал рисовать в Испанию. Было просто интересно делать это в другой стране. Я обосновался в городке Салоу недалеко от Барселоны. Причем сначала я поехал туда простым туристом.

Заселился в гостиницу, пошел гулять по городу, нашел местных художников, которые аккуратно дали мне понять, что мне среди них не место, видимо, почувствовав конкурента, договорился с хозяином своей гостиницы, чтобы рисовать в холле, с этого и начал. Потом достаточно долго колесил по всей Испании, но решил вернуться практически в одночасье, когда загрызла тоска по родине.

- Запомнился какой-то «панельный» клиент?

- Скорее, клиенты. Как-то в Испании ко мне подошла большая английская семья из Манчестера. Все темнокожие, причем семья большая, человек, наверное, двенадцать. А я еще не вполне владел панельной карандашной техникой, поэтому каждый портрет усердно штриховал, как на уроках в училище. Они у меня под конец казались все на одно лицо, а рука просто отнималась.

Еще я там каждому что-то писал по-русски на портрете. Например, «бравому парню» или «красивой девушке». Старался, чтобы портреты понравились, совсем забыл об одной особенной черте европейцев. Им всегда нравится, всегда beautiful, wonderful и тому подобное. И вот, когда уже подошел их автобус, чтобы везти их в аэропорт, а я дорисовывал крайний портрет, я смотрю, они достают гостиничную рамочку и складывают в нее портреты. Они стащили в гостинице рамочку!!! Стащили не ради картинки, а чтобы так по-хозяйственному сложить в нее все портреты.

ФРИЛАНС, ИЛИ ВКУС СВОБОДЫ

- А чем Вы занялись, вернувшись на родину?

- Вот уже почти пять лет, как я свободный художник. Купил, как всегда мечтал, домик в деревне. Так что летом живу и творю в Крестовом Городище, а на зиму возвращаюсь в Ульяновск к жене и детям.

- Не скучно жить в деревне-то?

- Да мне скучать некогда. Я целыми днями работаю за компьютером, да и друзья сюда ко мне приезжают. Недавно вот построил веранду, потому что надоело таскать стол по всему саду, чтобы находился в теньке. Только достроил, приезжает друг-режиссер и выдает: «Ой, да у тебя тут патио!». Еще собаку вот подбросили, так что я тут не один теперь. Сын назвал ее Дуськой. Сначала она мне казалась маленькой, неказистой дворняжкой, а сейчас я разглядел в ней характер. К тому же она как-то тут прижилась, подросла.

- А куда денете, когда на зиму в город уедете?

- Так как жена с собакой, возможно, в квартиру не пустит, уговариваю вот тещу, у которой частный дом, взять животину, так сказать, на передержку.

- Над чем сейчас работаете?

Поле моей деятельности сейчас очень разнообразно. Я занимаюсь и компьютерными игрушками, и рекламными роликами. Проще проиллюстрировать, чем рассказать. Например, сейчас я вместе с другими художниками рисую игру «Пионеры», которую уже запустили в «Одноклассниках». Одно время делал анимированные открытки для Yandex’а.

Ещё рисовал раскадровки для некоторых звезд российской эстрады. Причем режиссер просил портретного сходства, высылал референсы одежды, машин, интерьеров… А потом он показывал оператору и всей группе, распечатывал специально, как книгу. Также пришлось даже рисовать один мульт с участием Тимати… То есть на видео накладывалась анимация, которую делал я.

Участвовал в рисовании раскадровок полнометражного фильма про Пикассо. Сейчас «подрисовываю» в журнале «Симбик», весной придумал им новый логотип и нового героя.

 Текст – Катерина Лобос
Фото – Юлия Липатова
Иллюстрации Олега Ершова