— UL-PEOPLE.ru

Наталья Баранец. Философ из Хогвардса

Наталья Баранец – уникальный преподаватель философии. Студентов УлГУ и УлГПУ она заставляет писать шпаргалки, свою работу за кафедрой  сравнивает с автобусной экскурсией,  по-прежнему мечтает освоить телескоп и любит фильмы про «Гарри Поттера».

ЗА КАФЕДРУ ВСТАЮ РАДИ СТУДЕНТОВ

- На пары философии, особенно в канун экзамена, студенты приходят с книжными талмудами. В аудиторию заглянешь – не иначе, как два десятка интенсивно зубрящих Гарри Поттеров…

- Да, Джоан Роулинг удалось чудесно передать атмосферу учёбы и взросления, поиска друзей и отношений с учителями. Я посмотрела всю волшебную киносагу. Но на хоггвардские декорации университетские коридоры вряд ли похожи. А жаль…

Студенты, как в волшебной школе, действительно знакомятся с теориями, именами, датами. Для некоторых, увы, философия остается слишком сложным и «занудным» предметом. Причина? Кто-то не склонен к теоретизированию в принципе, кто-то просто ленится. Думаю, все зависит от того, зачем молодой человек в университет пришел: получить знания, чтобы интеллектуально и духовно вырасти, или просто получить заветную корочку для «галочки».

- Когда я была Вашей студенткой, одногруппники называли философию самым сложным и даже страшным предметом…

- Предмет действительно сложный: без подготовки, «с листа» его не выучишь, на экзамене не поимпровизируешь – нельзя просто так прийти в класс…и вдруг начать философствовать! Читать книги, вникнуть в смысл сложных понятий…это трудно.

Есть ребята, которые занимаются с энтузиазмом. Прежде всего, для них я и преподаю, и ради них каждый день встаю за кафедру. Я очень люблю свою работу. Признаться, меня и саму удивляет, что после стольких лет преподавания я испытываю такой эмоциональный подъем и чувство радости от хорошо прочитанной лекции и интересно прошедшего семинара.

- А научить и научиться философствовать вообще можно?

- Даже те студенты, которые на занятиях «спят», после пары лекций начинают разговаривать по-другому. Словарный запас пополняется, мировоззрение «перекраивается», и расширяется кругозор. На парах стараемся использовать игровые элементы: дискуссии ведем от имени философов, иногда устраиваем «перевоплощения».

На семинаре вдруг появляется буддист в желтом одеянии, Платон в простынях и венке и меланхоличный Гегель. Некоторые студенты так вживаются в роли! Кстати, Кант-то как раз и сказал: «Не мыслям надобно учить, а учить мыслить». Вот я и пытаюсь это на занятиях делать  – учить спорить, критиковать и размышлять.

Объясняю, как в разные исторические эпохи люди думали и представляли себе мир. Стараюсь улучшать преподавание, используя опыт коллег. Есть интересный современный философ Стивен Лоу: философские проблемы он разбирает и излагает в диалогах, как это делал еще Сократ. Этот методический приём я пытаюсь использовать на семинарах. Рекомендую, кстати, почитать его «Философские истории».

- Историк по образованию,  философ по профессии, доктор философских наук, автор шести научных книг… Это все о Наталье Баранец?

- Да, но я могла и не стать философом. В школе ни о каких  гуманитарных пристрастиях речь не шла: училась в физмат классе и очень хотела стать астрономом, поступить в Казанский университет. Но родители, которые всегда мне помогали и поддерживали во всех полезных начинаниях, тогда в татарскую столицу не пустили (неспокойные были 90-е годы). И я подала документы на исторический факультет УлГПУ.

Пришла на лекцию по  философии на первом курсе: помню, читал Дмитрий Иванович Орлов. Послушала-послушала и поняла, что ничего не смыслю! Стало интересно, захотелось разобраться поподробнее. Наверное, тогда и определилась судьба – стать философом.

«ВЫ ВАЛЕНТИН АЛЕКСАНДРОВИЧ БАЖАНОВ? МОЖНО Я БУДУ У ВАС УЧИТЬСЯ?»

- Потом ведь была аспирантура?

- Я поступила в аспирантуру к профессору Бажанову. О нём я знала мало – известный учёный и недавно приехал в университет. Пошла «проситься» в аспирантуру, не заручившись рекомендациями – на свой страх и риск. Узнала, как выглядит, так сказать, составила «фоторобот», и  отправилась его искать по всему университету. Увидела  более-менее похожего на описание человека, подошла и спросила: «Вы Валентин Александрович Бажанов? Можно я буду у вас учиться?».

Валентин Александрович удивился, но, посмотрев мои публикации – согласился быть научным руководителем. Спасибо ему за это. Так я и защитила под его руководством кандидатскую диссертацию, затем и докторскую. Мы по сей день продолжаем сотрудничать, только уже как коллеги-учёные. Когда стала доктором философских наук, захотелось еще поучиться – поступить на медфак: но родные и коллеги отговорили – поздно. Белый халат, как и астролябия, остались мечтой, которые в этой жизни, увы, уже не реализуются.

- Зачем вообще современному миру философия? Есть ли ей в этом мире место? Или это только для учёных?

- Если смотреть на философию как на университетский предмет, то все понятно: дисциплина готовит человека не к профессии, а к жизни! Способствует формированию мировоззрения, этической и гражданской позиции. Философия показывает, как трудно человечество приходило к тем идеям, которые сейчас мы считаем абсолютно верными.

К примеру, идея суверенности и ценности человеческой личности, право человека быть таким, каким он хочет быть. Вспомните, как долго человечество пыталось выйти из-под диктата религиозных и политических идеологий. Философия помогает хотя бы попытаться представить себе то, как люди думали в разные эпохи, что их интересовало, за что они отдавали жизнь и  что считали самым важным.

Это возможность прокатиться в машине времени, заглянуть в другие века. Думаю, философия помогает…сформировать свою личность. И понять, для чего человек, собственно, живет.

«ЗОЛОТАЯ МАКСИМА» РАБОТАЕТ БЕЗУПРЕЧНО

- А каких философских учений вы сами придерживаетесь? Или вы афилософичны?

- У каждого человека есть свое мировоззрение. Даже те, кто считает, что у них нет никакого мировоззрения – уже его имеют! Я тяготею к философии постпозитивизма, интересуюсь историей идей. В том, что касается этики, мне ближе восточные учения: очень люблю китайскую философию и арабскую. Там вся жизнь изложена в виде маленьких, но очень ёмких мудрых замечаний.

- Попытаемся набрать хотя бы пять восточных высказываний, которыми смело можно руководствоваться в жизни?

- На каждый случай жизни правила – свои. Со студентами лучше руководствоваться конфуцианским «Никогда не смотрите на молодых людей пренебрежительно. Пренебрежения достоин только тот человек, который к концу жизни ничего не достиг». Всегда безотказно работает «золотая максима»:  «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали по отношению к тебе, и тогда будет спокойствие в семье и мир в государстве». Кажется, она такая простая, но как же трудно воплощается в жизнь!

А вот эту чань-буддийскую истину, наверное, запомнил каждый – из мультфильма «Конфу-панда»: «Прошлое  – забыто. Будущее – закрыто. Даровано настоящее!». Мы, как типичные представители европейской цивилизации, плохо умеем жить настоящим и получать удовольствие от жизни. И, конечно, мне нравится еще одна даосская идея: «Никогда не надо пытаться изменить обстоятельства, нужно дать им течь так, как они идут». Это вовсе не значит, что нужно сидеть, сложа руки, ведь «человек – кузнец своего счастья». Но чаще жизнь оказывается мудрее, чем все наши попытки её изменить. В конечном счете, всё сложится именно так, как должно сложиться.

- Есть какой-то персонаж, философ, чьими учениями тоже руководствуетесь в жизни?

- Когда-то я увлеклась русской религиозной философией, потому что очень любила произведения Владимира Соловьева, замечательного философа Серебряного века. Но постепенно все изменилось: я больше стала интересоваться позитивизмом и отечественной университетской философией, методиками преподавания философии. А сейчас мне интересна история науки и то, как ученые представляли себе историю своих наук, задачи научного познания.

Вместе с мужем – математиком Андреем Борисовичем Верёвкиным – мы в 2011 году написали в соавторстве книгу на эту тему. В которой показали, что все наши великие отечественные учёные были людьми  философствующими: Бутлеров, Бугаев, Марков, Менделеев, Столетов, Чебышев, Умов… А также, что не совсем верно полагать, будто философия науки сложилась на Западе. Многие важные идеи были высказаны нашими учёными и философами.

- А книги собираетесь еще писать?

- Надеюсь. Но чему будет посвящена следующая, пожалуй, не скажу. Как говорили Стругацкие: «Никогда не говори о своих планах. Ведь как скажешь – обязательно сорвется!» А мы, люди творческие, – суеверны.

- Вот, кстати, о суевериях. Философско-религиозных учений наберется на пол-учебника. А вы сторонница или противница веры? Верите в Бога или атеистка?

- Я человек верующий. Но религиозная принадлежность – это личный выбор, который должен оставаться частным делом. Могу лишь сказать, что нынешние тенденции, когда общество демонстративно «орелигиозилось», мне не нравятся. У каждого должна быть свобода выбора: верить или нет. Каждый сам выбирает конфессию или неверие – атеизм.

Уверена, жизнь человека биологическим существованием не ограничивается. Но что будет «там», не знает никто. И ни одна религиозная система вам на это верного и единственного ответа не даст.

БРАЛА КАРАНДАШ И РИСОВАЛА ГЕРОЕВ СКАЗОК АНДЕРСЕНА

- Вы преподаватель строгий и жесткий. Но вне университетской кафедры у профессора Баранец увлечения ведь тоже есть?

- Строгий – согласна, жесткий – нет. За 16 лет преподавания ни одного студента не исключили из-за задолженности по моему предмету. Но ни один не получил оценки  просто так. Не выучив и не сдав то, что положено по программе. Моя работа и моё хобби – это наука.

Конечно, остается время еще и на книги –  предпочитаю научную фантастику: Стругацких, Лема, Азимова, Саймака. Люблю детективы, но, правда, сразу же после прочтения их забываю. Раньше, когда времени было чуточку больше, нравилось иллюстрировать книжки. Брала карандаш… и рисовала героев сказок Андерсена, Толкиена и Льюиса.

- А кино?

- Только комедии – лучше старые и французские – и фильмы с хеппи-эндом! Не откажусь посмотреть боевик. Только с одним условием – чтобы уж совсем  мрачным не был. Никаких трагедий, мелодрам, ужасов, слез и истерик. А вообще, свободное время лучше тратить на просмотр исторических программ и фильмов о жизни животных  – например, фильмов Би-Би-Си.

- А путешествия как же?

- Не люблю путешествовать: езжу только по необходимости. И исключительно на научные конференции, работать в библиотеку и архивы. Всегда очень долго собираю багаж. И меня всегда печалит то, что куда-то нужно уезжать. Я домосед: люблю комфорт и терпеть не могу поезда.

ПОСМОТРИТЕ НАПРАВО: КАНТА УЖЕ  ПРОЕХАЛИ!

- Какие проблемы у современного философского образования? И образования вообще?

- Этот вопрос всегда расстраивает. Российское образование последние 200 лет хронически реформируют. Вспомните, как говорил выдающийся русский историк Милюков: «Из шести министров образования реформы не проводили только два».  Так мы и «переделываемся» каждые лет пять-семь.

Сейчас пытаемся подстроиться под западную систему, но не всегда выходит. Торговать знаниями нельзя! Каждый желающий должен иметь возможность получить высшее образование. А у нас  получается, что специальности открывают только потому, что они псевдомодны. Оттого и выпускают у нас одних юристов и экономистов.

Историки, физики-теоретики и математики уже давно не в образовательном фаворе. Как бы эти специальности и вовсе не исчезли. Время на обучение сокращают, «сжимают» и философский курс, а многие гуманитарные предметы исчезли из расписания занятий.

Избавляются от всего, что не носит узкой, специально-профессиональной направленности! Но это ведь есть основа образования, в которую входит и философия. Курсы философии из-за сокращения часов на них будто превращаются в экскурсионный автобусный тур: вот посмотрите налево – это Кант, посмотрите направо – это Гегель. Посмотрите вот сюда – это конфуцианцы, а вот здесь у нас русские философы! Ой, а вот это был Соловьев – но мы уже проехали!

Это «а мы уже проехали» и расстраивает. Что делать? Хотя бы попытаться не реформироваться так спонтанно. Хорошая система образования – это не роскошь, а необходимость. Иначе мы потеряем научные школы, которые составляют гордость нашей культуры, ведь научная и образовательная традиции связаны.

- При таком раскладе кафедра философии не пустует?

- У нас еще есть аспирантура, но университетская группа закрыта. Мы не набираем студентов уже третий год. Но потребность-то в философах есть.

- Неужто философом быть немодно?

- Быть философом, думаю, было немодно почти всегда. Иногда это было даже опасно как для карьеры, так и для жизни. Но, уверена, люди, интересующиеся философией и посвящающие ей жизнь, были и будут всегда.

Текст – Татьяна Герман
Фото – Юлия Липатова и из личных архивов Натальи Баранец