— UL-PEOPLE.ru

«С Вяземским не фотографировалась. Это делают только проигравшие»

Ульяновская 11-классница Аня Спирина осуществила мечту многих подростков – стала участницей российской телевизионной викторины «Умники и умницы». Там она покорила актёра и судью Сергея Гармаша, прошлась по «Жёлтой дорожке»… О том, как нужно готовиться к знаменитой викторине, почему не стоит фотографироваться с ведущим программы Юрием Вяземским и своём нежелании поступать в МГИМО – она рассказывает ul-people.ru.


- Аня, как пришла идея участвовать в этой авантюре?

- Я с пяти лет была уверена, что туда поеду. При этом считала, что обязательно выиграю, а учиться в МГИМО откажусь. Программа даёт хорошую возможность поступить в престижный ВУЗ, родители очень хотели, чтобы попробовала…

- А что нужно было сделать, чтобы тебя пригласили на игру?

- Нужно отвечать на вопросы, которые ведущий программы Юрий Павлович Вяземский задаёт в конце каждой передачи. Я писала коротенькие эссе. Потом по ответам выбирают, кого пригласить. Я так попала.

Кто-то попадает как призёр Всероссийской олимпиады по истории. Кто-то по отборам, которые каждый год проводятся программой в каком-нибудь провинциальном городе. На вопросы отвечать на самом деле не очень сложно. Они не на знания, а на рассуждение. Мне самой было интересно писать, правда, обычно я укладывала ответ в одну какую-нибудь хорошую метафору, не уходила в дебри, чтобы не отправлять Вяземскому философские трактаты.

На викторину “Умники и умницы” Аня стремилась с пяти лет

- Как готовилась к викторине?

- Спасибо Интернету и Центральной библиотеке имени Ленина. Особенно сотрудникам зала-каталога: книги домой давали, которые на вынос не предназначены (надеюсь, я их сейчас не слишком «палю контору»).

На самом деле, там главное – угадать с источником. Для Наполеона это был историк Евгений Тарле, для арабов вовсе Википедия, а для программы «На фоне Пушкина» – две книги не помню уже из какой серии. Вообще, как я поняла, лучше упор делать на Интернет, а я как раз больше читала книги.

- Страшно было на самих «Умниках»? Коленки дрожали?

- Когда первый раз спросили на трибуне теоретиков – очень. Я пока вставала, ответ-то забыла, что и видно: Талейрана с Жозефом Фуше перепутала. А потом колени тряслись, когда по шаткой-шаткой лестнице спускалась на каблуках и думала, куда же смотреть: под ноги или в камеру. Страшно было, что я забуду весь протокол. Хлопала вон на дорожке, чего делать нельзя.

Ведущий программы Юрий Вяземский фотографируется только с проигравшими

- Ты на фоне всех участников – ну, откровенные ботаники же! – выглядела очень необычно. Как тебя восприняли ребята, которые тоже приехали участвовать?

- В первый раз мы все увиделись перед собеседованием. Я сидела в кресле в холле, где нам сказали собраться, и дремала. В шортах, цветных колготках, разных носках и со своим джинсовым рюкзаком в огромных булавках и висюльках.

Люди заходили, смотрели на меня с ужасом и отходили куда-нибудь подальше. Потом зашёл мальчик Данил, «граф Орлов» наш. С удлинённой стрижкой, перстнями, деревянным браслетом и чётками, посмотрел на мои рыжие косы радостно, и я поняла, что и здесь можно с людьми общаться.

“Граф Орлов” Данил сразу признал в Ане и её неформальном виде “своё”

Потом одна мамочка даже вверила мне на попечение свою дочь. Это было очень неожиданно, если учесть, что обычно родители меня боятся. В итоге оказалось, что среди участников много интересных ребят. Ну, в основном это были те, кто между съёмками обсуждал фильмы и художественную литературу, а не лихорадочно перечитывал конспекты. Их мой вид и моральный облик не напрягали.

Вяземский, кстати говоря, тоже очень позитивно отнёсся к необычному внешнему виду и улыбчивости, чего нельзя сказать о его жене.

- Подружилась с кем-нибудь?

- Ну, не могу сказать, что я обрела там лучших друзей и что их лица стали мне «до боли родными», как выражаются там некоторые девочки. Но с несколькими ребятами мы сейчас общаемся.

Симбирянка Аня на фоне других участников выглядела более чем необычно

- Почему не стала умницей, кстати, на декабрьском эфире? Можешь сказать, что помешало?

- По арабам я нашла всего две книги. Как оказалось, надо было читать Википедию. То есть помешала недостаточная подготовка. Ну и немного не подфартило: в предыдущем агоне я знала 90 процентов вопросов, а в своём только два вопроса.

- 17 февраля снова едешь в Москву – уже на полуфинал. В качестве кого, и что там будешь делать?

- Я еду в качестве теоретика. Система такая: когда в агоне никто не выигрывает, образуются вакансии для теоретиков. Их занимают те, у кого самый высокий рейтинг среди теоретиков (при его составлении учитываются как правильные, так и неправильные ответы, по крайней мере, нам так говорили, хотя мы этого не заметили). Шанс отыграться есть, конечно, но я маловато времени подготовке уделяю…

Ребята-участники между съёмками обсуждали фильмы и художественную литературу

- Привезла фотоальбом со знаменитостями?

- Я ни с кем не фотографировалась, мы, в то время как люди «витасов» по туалетам отлавливали, общались между собой и со съёмочной группой – очень хорошие ребята. Кто-то фотографировал странные и страшные процессии людей, которые шли в соседнюю студию, адское место, где снимали «Пусть говорят». С Вяземским хотела сфотографироваться, но он сказал, что плохая примета, и фотографируется только с теми, кто уже проиграл.

- В МГИМО на кого хотела бы учиться? Всё равно туда будешь поступать, даже если с «Умниками» не сложится?

- В МГИМО учиться уже не хочу. Мне очень вежливо объяснили, что там с пирсингом и неформатной стрижкой делать нечего. И я подумала: «А нужен он мне, этот дипломатический ВУЗ?».

Текст – Анна Казакова
Фото из личного архива Анны Спириной