— UL-PEOPLE.ru

Медовая тактика: как военный стратег перенес офицерские навыки на пасеку

Как вышло так, что полковник в отставке, служивший в африканской Эфиопии, десять лет занимается пчеловодством? Ульяновец Виктор Петухов рассказывает UL-PEOPLE о своей медовой плантации в Александрии, старинных рецептах медовых пряников, о музее в подвале и общественных пасеках.

ПОДВАЛ, ГДЕ ПАХНЕТ МЕДОМ

Его скромный музей в городе отыскать легче простого.  Ориентировка простая: «подвал за гончаровскими часами». Минимум рекламы и вывески, выведенные фломастером «от руки», – Виктор Петухов обустройством «дома пчелы» занимался полностью сам.

«Вот мой рабочий стол, тут вечно полный беспорядок: работа кипит каждый день, полным-полно неразобранных документов», – сетует пчеловод. Легкий хаос гостей не смущает: ведь в совсем не темном и не сыром подвальчике уютно, и пахнет ароматным чаем. Самовар кипит не переставая: Виктор Петухов без угощений из своего музея не отпускает никого.

 - Виктор Иванович, вы ведь  – человек военный, в Африке несколько лет служили… Вам бы преподавать, а вы – в пчеловоды подались…

- Я занимался вопросами воспитания личного армейского состава. В Африке действительно служил, на мне были подготовка и ведение боевых действий, учил местных эфиопских командиров эффективному использованию советского оружия. Там как раз шла гражданская война. А десять лет назад внезапно решил – все, хватит, теперь я мирный пчеловод!

 - Почему вдруг пчеловодство? Можно же было стать… да вот хотя бы фермером!

- Я пробовал себя во многих вещах: думал, выйдет из меня хороший эколог. Потом занялся страховым бизнесом, пытался делать газо- и водомеры на нашей «Володарке». Но все прогорало. Идея снабдить каждую квартиру счетчиками в начале 90-х пришлась не ко двору.

- Все прогорало, кроме медового бизнеса…

- Однажды встретил совершенно незнакомых местных пчеловодов. Они мне говорят: вот ты эколог, а денег у тебя нет. А мы – пчеловоды, но денег у нас тоже нет. Я тогда только плечами пожал: как так, на меду, и не делать деньги? Оказалось, после распада колхозов, без сахарных дотаций медовое дело сошло на нет.

- И вы решили объединиться?

- Я объявил подписку на пасеку. Чужие люди приходили и давали деньги.  Каждый вклад я застраховал: поэтому никто не боялся прогореть. За три года пасека окупилась, с вкладчиками рассчитались до последнего грамма меда. Уже после удалось поднять серьезную пасеку. И была она «кочевой». Переезжали из одного села в другое. Елшанка, Гладчиха… А потом стали обращаться люди: «Виктор Иванович, помогите, у нас дедушка умер, куда пчел девать?». Прикупал еще и еще…

 - А вы как стали разбираться в медовом деле? Были учителя?

- Пригласил одного очень опытного пчеловода на нашу пасеку. Он давал мне уроки. Я выполнял всю «черную» работу с военной точностью. Но через два месяца он резко заметил:  «Из тебя пчеловода не выйдет».

 - И тут руки опустились…

- Черта с два! Я рьяно взялся за дело. Оказалось, в пчеловодстве не стоит много думать, размышлять – нужно просто работать руками. Механически выполнять многие операции. Потом я с этой же проблемой столкнулся со своими учениками: я им командую «дым-дым», а они – глаза в небо и в своих мыслях.

- А идея с музеем как к вам пришла? Долго искали помещение? Мне кажется, изначально оно было далеко не выигрышным…

- Я два года искал подходящее помещение, аренда в приглянувшихся зданиях была непомерно высока. А деньги приходилось вынимать из собственного кармана. В создании музея ведь мне никто не помогал. Два года я бродил по подвалам в центре города, и наконец – нашел то, что нужно!

- Раньше, когда проходила мимо, здесь и окна были заколочены…

- Я выгреб из этого подвала 25 тонн мусора – это несколько грузовиков. Ровно четыре года понадобилось, чтобы привести помещение в порядок. Иногда  мне помогали безработные – рассчитывался с ними скромно, как мог.

- Ремонт тоже делали сами?

- Да. Плитку на пол скупал на распродажах. Очистил окна, побелил стены: здесь ведь прекрасный потолок, кладка настоящего мастера! Но она была настолько изуродована, кирпичи выбиты, повсюду вколочены гвозди. Был, правда, один закон: глобальной перестройки не делать.

 - Ну а экспозиция? Собрать такой «медовый» архив – ведь тоже дело не одного года…

 - Я не вылезал из библиотек. Выписывал все вручную. У меня даже компьютера не было. Обследовал книжные развалы, скупал все книги и брошюры о пчеловодстве…

- И что удалось узнать?

- В штате Аризона археологи нашли окаменелое дерево. Когда сделали радиологический анализ, оказалось, что ему  220 миллионов лет. В этом дереве обнаружили дупло, а в нем -  фрагменты проживания пчелиных насекомых. Сначала пчелы опыляли растущие вдоль рек и озер лилии и лотосы. А потом и вовсе изменили растительный облик планеты. Если раньше на Земле росло лишь 800 видов хвойных и папоротников, то спустя 120 миллионов лет – уже 250 тысяч цветковых растений.

- А правда, что пчелы – раньше были… безжалыми? Что-то как-то не верится…Я вот до сих пор из-за страха быть покусанной пасеки стороной обхожу…

- 10 тысяч лет назад в пещере в Испании нашли рисунок. Художник изобразил обнаженную девушку рядом с ульем. В руках у нее кувшин – она собирает мед. Но ее не жалят. Ведь пчелы действительно были безжалыми раньше. Им это орудие защиты было просто не нужно.

- Знаю, у вас в коллекции есть какой-то очень редкий документ…

- Я раздобыл его в местном архиве. Представьте себе, что самая старая бумага в области…посвящена меду! Это Указ царя Алексея Михайловича Романова по поводу споров о владении бортными угодьями в окрестностях Симбирска. Когда я обнаружил эту реликвию, сразу для себя решил – нужно делать музей.

Святыми заступниками пчеловодов считают старцев Зосиму и Саватия. Монахи обучали людей медовому делу

МЕДОВАЯ КАРТА В МИНИАТЮРЕ

Рядом с этим экспозиционным стендом экскурсовод работает только… с пинцетом в руках. Виктор Петухов с военной дотошностью перенес реальную «медовую» карту…в миниатюру. Домики – один в один похожи на настоящие пасеки, а по точности их расположения можно изучать карту ульяновских сел.

 - Вы все это делали вручную?

- Конечно! Если над деревней Арбузовка подняться на аэростате на 300 метров, перед вами откроется вот эта картина. Вот – ундоровская дорога, вот – полигон. Теперь смотрим вот сюда – это Беденьга. Я на этой миниатюрной карте старался отметить все крупные пасеки. Мои гости могут даже свои дома разглядеть во всех подробностях.

- А вот это очень похоже на монастырь…

- Так и есть, это Комаровский монастырь! С его угодий пчелы собирают мед. Тут есть поля подсолнечника, фацелии. Полосатые насекомые с этого весеннего разнотравья несут мед.

 - Помните свой первый урожай?

- Когда я стал пчеловодом, свой самый первый урожай я оставил на память. На следующий год мед тоже оставил. Когда созрела идея о музее, у меня появился настоящий архив меда.

 - А какого меда в Ульяновской области больше всего? Они ведь так различаются и по запаху, и по цвету…

- Цвет меда зависит от нектара. В Ульяновской области основной мед – это разнотравье. Липового – 10-15%, не более. Гречишного и того меньше – процентов 7-8 %. Еще процентов 25  – это подсолнух. Есть и редкие меды – фацелия, иван-чай. Правда, в смеси с другими травами они всегда присутствуют. Но какой бы мед вам не полюбился, помните – все меды могут использоваться как лекарство.

 - Я мед включаю в свой рацион, только когда подхвачу какую-нибудь простуду…

- А вот и ошибка! Раньше любой земский врач, прописывая лекарство, дополнял рецепт медом. Ко мне часто приходят и спрашивают: чем помочь при болезни? Я не врач, но у меня есть большое собрание далекой медицинской старины. Клиенты делятся рецептами настоек, мазей. Все – непременно с медом. У меня есть книга – «9000 рецептов лечения медом». Когда посмотрел на название – глазам не поверил. Ну не может быть столько рецептов! Думал, здесь рекомендации по лечению прополисом, пергой. Но нет – собраны исключительно «медовые» лекарства!

 - Мед – это еще и сладкое! Лучше всяких конфет!

-  Сладкоежкам я предлагаю медовые пряники. Я нашел старинный рецепт 18 века. Назвал пряник «Симбирским сотиком». И вместе с Ишеевским кондитерским цехом запустил в серию. В отличие от тульского пряника, в нем нет никаких добавок, E-стабилизаторов и консервантов. Срок хранения, конечно, сокращается. Но знаете, все съедается еще до того момента, как сладость начнет крошиться!

- Вас часто обвиняют в том, что вы «плодите» пчеловодов, дескать, итак их много на ульяновской земле…

- Смотрите: в прошлом году мы с этой «армией» пчеловодов, как вы говорите, собрали 1200 тонн прекрасного ульяновского меда. Если поделить его на общее количество жителей, то есть примерно на миллион триста человек, то выходит, что годовая «норма» на человека  – всего 700 граммов! Это всего ничего! Это по два грамма в день! Катастрофа!

- А сколько нужно?

 - Чтобы чувствовать себя в форме, в день нужно проглатывать столовую ложку меда. В год приличные пчеловоды съедают по фляге. Это 55 килограммов. Если поделить на 365 дней – как раз и выходит столовая ложка! Больше съесть у вас и не получится! Будет приторно.

СЛАДКАЯ МЕДОВАЯ ПРОФИЛАКТИКА

 - Если мы, наконец, научимся правильно потреблять мед, болезни уйдут в прошлое?

- Бабушки приходят ко мне, покупают мед и приговаривают: «Куплю себе баночку меда, заболею – буду кушать, лечиться буду». Я отвечаю: «Заболел – иди к врачу, мед – это больше профилактика, его нужно есть, пока не заболел!».

 - Но кроме меда пчелы дают нам другие полезные продукты…

- Верно! И мы совершенно не можем их использовать! Перга, пыльца, прополис, маточное молочко, воск, фрагменты пчелиных умерших тел. Этим у нас вообще практически никто не занимается. Почему?

- Как выходить из этого медового тупика?

- Например, купил ты коттеджик, дом – заведи несколько ульев. Это совсем просто! Кругом поля  – лопух и дойник, по весне – одуванчики, ива, верба, прекраснейший медонос! Не использовать этот экологический ресурс – безграмотно. Когда я рос в уральском селе, узнал, что в каждом доме до революции были пчелы. У моего деда в подвале были пчелы, он специально подпол оборудовал так, чтобы туда можно было ульи занести. И люди были здоровы. Да и сахар не нужно было покупать, хозяюшки на кухнях пекли медовые пряники, лучше любого торта! И это 17-18 век!

 - А откуда вы черпаете медовые вести?

- Люди, книги, радио, иногда -  интернет. Ему я не особенно доверяю. Там все всегда нужно перепроверять. Но все мысли я всегда перелопачиваю. Совмещаю все, что знаю, с новыми сведениями. Материалы знаменитых венгерских пчеловодов, основоположников медолечения, в сети не отыскать ни за какие коврижки, например. Нужно совершенствовать технологическую структуру отрасли. А то у нас и ульи  – середины прошлого века, и оборудование  – из того же времени. В небе летают истребители пятого поколения, а мед добываем дедовскими методами.

- Сейчас вы вновь работаете на общественной пасеке…Что это такое?

- Это такая же пасека по подписке. Мы сделали выпуск слушателей наших курсов. Они все еще не оперившиеся, не знают, как самим сходу пасеку содержать. Пчел-то они купили, а что делать дальше? Я им предложил вариант: купили пасеку, поставили несколько ульев и все вместе их обслуживаем. У каждого – хороший учитель, интересно работать, любой вопрос можно на месте задать. Да и общение продолжается, ведь за три месяца все слушатели стали друг другу, как родные. Пьют чай, обсуждают медовые проблемы. Пчелы не умирают, да и бизнес процветает. Сейчас нас на пасеке человек шесть.

 - В Белгороде вот мед предложили выдавать школьникам в обязательном порядке…

- Я за этой инициативой внимательно слежу. Три года они к этому шли. Сегодня ни один малыш не откажется от ложечки меда. Тем, у кого аллергия, предлагают конфеты. Но на это мало кто соглашается. Простудой в Белгороде теперь болеют меньше, зато активность детей – растет.

- Поговаривают, сейчас вы живете в медовой Александрии…

- Так называется село в пяти километрах от Архангельского Сурского района. Кстати, единственная Александрия на карте России. Там красота неописуемая. Пчел мне продали вместе с домом. Заглянул в улей, а они все, как одна смотрят на меня, и говорят – «Ну что хозяин, заниматься медом будем?». Я им уже тогда пообещал: «Я вас, девочки, не брошу». Спустя сезон после покупки я возместил все свои затраты на дом. Пчелы отблагодарили за заботу.

Беседовала – Татьяна Герман

Фото – Юлия Липатова